rochele: (Default)
Некоторое время назад нас с airicheАйриш занесло в анус мунди Икею. И в этой самой жопе мира Икее с нами незамедлительно случился культурологический коллапс, в результате которого современное, не побоюсь этого слова, искусство обогатилось новой концепцией; правда, оно, то есть искусство, об этом пока не знает, но мы сейчас это досадное упущение исправим. Это была преамбула.
Амбула же состоит вот в чём: вот есть такая широко известная в узких кругах группа "Война". Это хорошо, конечно, но у воспитанного в суровых условиях русской классики человека немедленно возникает тут ощущение какой-то недостачи, нехватки, как будто ему злобная воспиталка компоту не долила. Поэтому к группе "Война" неотъемлемо, как томик Брежнева к сказкам Перро за макулатуру, должна прилагаться группа "Мир". Функции группы "Мир" будут просты и неизобретательны: бегать за группой "Война" и обратно выгармонизировать все то, что та нагармонизировала допрежь - отваривать двери, чинить машины, расплачиваться на кассе... Вечный круговорот искусства в природе. Если группа "Мир" будет прибегать раньше времени и заставать "Войну" в разгар творческого угара, то сценарием им вменяется в сугубую обязанность пиздить друг друга до первой крови, но группа "Мир" все равно должна побеждать, потому что добрая девочка попала в прохожих пятнадцать раз добро всегда торжествует. Предполагается, что по прошествии некоторого времени и во имя упрощения процесса группы "Война" и "Мир" сольются в один драмкружок имени Льва нашего Николаевича, и перед началом каждой новой акции станут попросту кидать между собою жребий.
rochele: (Default)
Нет на свете другого столь же странного здания, как библиотека Франсуа Миттерана. Огромный прямоугольник, утопленный в земную твердь, заключенный между четырьмя башнями-книгами - кошмар обывателя, модель мира по ту сторону черты, загробное царство в чистом виде. Высоко небеса, где в башнях живет премудрость - в книгохранилища нет доступа никому, кроме белокрылых работников системы. В середине, куда всяк неизбежно попадает перед тем, как быть отделенным к агнцам или козлищам соответственно профилю, и где обретаются кругами нормальные среднестатистические пожиратели знаний - здесь чистилище, пургаторий: сдай свое пальто, выверни карманы и переложи необходимое в прозрачный баул, там дальше у нас стерильно. На нижний же уровень попадают только через тройную систему контроля, тяжелые глухие двери и долгие бегущие лестницы, запертые меж стальных стен без просветов; там, в этом модернизированном аду, томятся (дивное французское выражение, как нельзя лучше передающее самую суть вопроса: "томиться" - "brûler à petit feu") обреченные науке во всех ее безобразных проявлениях.
А в центре всего этого нанизанного друг на друга мироздания - Ган Эден, hortus conclusus. Запертый сад, запечатанный источник - и четыре реки его, Фисон, Гихон, Хиддекель и Евфрат, четыре дозорные башни по сторонам.

И в одном из закоулков этого странного мира - чудесная выставка. Про книжки - детские и не очень, старые и помладше, с картинками и с аппликациями, вырезные и алфавитные, и все - прекрасные. Вот здесь можно немножко посмотреть, здесь - спеть, здесь - полистать, а здесь, например - освоить азбуку вместе со слоном Бабаром.

Для тех, кому лень ходить по ссылкам )
rochele: (Default)
Мысль, пришедшая в голову давно, но которую пока лень додумывать - престранные составные "портреты" Арчимбольдо и глиняный голем рабби Лёва - не есть ли они два воплощения одной идеи, не чуждой, возможно, алхимическому рудольфинскому двору - идеи создания живого из неживого, одухотворения материи?

"Поверь, что нет ничего невозможного для тебя, представь себя бессмертным и способным понять все, все искусства, все науки, всю природу каждого живого существа. Поднимись выше самых высоких высот, опустись ниже самых глубоких глубин. Вбери в себя все чувства всех созданий, огонь и воду, сухость и влагу, воображая, что ты существуешь повсюду: на земле, в воде, в небе, что ты еще не рожден, в утробе матери, отроком, стариком, в гробе, за гробом. Если ты обнимешь в мыслях своих все явления сразу, времена, местности, субстанции, качества, меру - ты сможешь понять Бога... Созерцай прекрасное устройство мира, и ты увидишь, что он живой и что вся материя исполнена жизни."
rochele: (Default)
На окончание второго класса родители подарили мне чудную книжку, ставшую одной из самых любимых (это если мы о детской литературе) - повести Эриха Кестнера. Ну, все знают - "Эмиль и сыщики", "Летающий класс", "Двойная Лоттхен"... Только очень сильно потом я узнала, что большая часть их написана в конце двадцатых - начале тридцатых годов. И теперь, глядя на яркий голубой корешок на полке, не могу не думать - что же сталось со всеми этими мальчиками и девочками лет через десять? Что сталось с рыжим Мартином Талером, первым учеником терции в кирхбергской гимназии, будущим художником - влился ли он в стройные ряды прославляющих Рейх или его картины были причислены к дегенеративному искусству? В каком концлагере погиб любитель толстых философских трудов Себастьян Франк? А маленький граф Ули фон Зиммерн, что с ним? Снова преодолевает себя, прыгая теперь уже не с зонтиком, но с парашютом - над синими просторами Средиземного моря, чтобы обеспечить успешную высадку на чужой остров основным силам немецкой армии и своему лучшему другу Матиасу Зельдману, некогда подавашему большие надежды боксеру? И что за семью укрывает в своем доме Красавчик Теодор?...

А вспомнила я об этом сейчас потому, что вчера прочла у Гроссмана:
Потом откуда-то появились какие-то парни, а с ними один взрослый мужчина, и они окружили Мотла, и ни с того ни с сего, без всякой причины один из них ударил его кулаком прямо в лицо, и тут же все остальные навалились на него, и стали бить руками и ногами, и кричали друг другу: "Дай, дай ему в зубы, Эмиль! В живот, бей в живот, Густав!" И Момик почти лишился чувств, когда понял, что ведь это Эмиль и его сыщики, которые уже выросли там, в Германии, а взрослый, который смотрел на них и смеялся, это, должно быть, сторож Яшка, который иногда приходит к маме Эмиля выпить чашечку кофе.

Что становится с милыми, хорошими, добрыми детьми, попадающими в войну?...
rochele: (Default)
По мотивам недавних жж-дискуссий об отношениях всякого сорта я долго медитировала над вопросом о том, чем же отличается взрослое женсчино от молодой дуры не очень взрослого. Ну, и домедитировалась. Ничего нового, впрочем.
Четыре принципа взрослого человека )

Profile

rochele: (Default)
rochele

December 2012

S M T W T F S
       1
2345678
910 1112131415
16 171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 04:02 pm
Powered by Dreamwidth Studios